Ася Николова, дизайнер интерьера, художник

О себе

В детстве при вопросе «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?» мое воображение рисовало мне залы галерей разных стран, музеи и выставочные залы, а чтобы коротко описать иллюстрации в моей голове, я отвечала: «Мм... художником».

Возможно, поэтому родители отдали меня в профильный класс уже в начальной школе или потому что я могла часами сидеть с блокнотом и ручкой, и весь остальной мир для меня замирал на время моего творчества.

Во втором классе мне посчастливилось попасть уже не просто в школу, а сразу в училище, моя семья временно переехала в Болгарию. В этом учебном заведении было шесть профильных классов, и меня, конечно, определили в художественный. От того, что второклассникам делают постановку из гипсовых фигур с мягким освещением, а помимо рисунка, на неделе есть еще живопись с натюрмортами, композиция и лепка, мои глаза загорелись, как бенгальские огоньки, а желание учиться росло в геометрической прогрессии.

Атмосфера училища запомнилась мне навсегда — сейчас я понимаю, что скорее это было похоже на студенчество, как кадры из фильмов, когда «студенты» поглощены образованием, по арочным коридорам неторопливо передвигаются преподаватели и учащиеся с книжками, мольбертами или еще какой специфической утварью.

После возвращения в Россию и года в обычном (непрофильном) классе сама судьба вновь преподносит мне подарок — в моей школе формируют новый экспериментальный художественный класс, куда меня приглашают. Так все последующие годы до окончания среднего полного образования у меня вновь появляются и живопись, и рисунок, и композиция, и МХК, и даже изучение народных промыслов и роспись по их мотивам. А в старших классах нам приглашают преподавателей из вузов, чтобы повысить наш уровень.

Подавая документы в несколько высших учебных заведений, в итоге я получаю студенческий билет с гордо произносимой аббревиатурой ВГИИК (Волгоградский государственный институт искусств и культуры). Пять лет полного погружения в творческую атмосферу, когда в перерыве между парами в столовой ты слышишь обсуждение сценария студентов режиссерского факультета; торопясь на пары, проходишь мимо классов, откуда доносятся звуки фортепиано, контрабаса, баяна, скрипки; ошибаясь аудиторией, распахиваешь дверь танцевального класса...

Посещая стандартно живопись и рисунок, по специализации я выбрала книжную графику. Это позволило мне изучать новые техники передачи мыслей и образов на бумагу разной плотности. Под надзором (но все же собственноручно) нашей группе довелось печатать офорты «личного пера» на старинном станке. А благодаря тому что куратор нашей «подгруппы» по совместительству занимал должность директора сначала художественной галереи, а потом музея изобразительных искусств, нам всегда были открыты двери на выставки и мероприятия главных событий в мире творчества и самовыражения.

5 лет интересного погружения из проекта в проект пронеслись так же быстро, как скорый поезд «Валенсия — Барселона», тоже без остановок, так как даже на летних каникулах мы постоянно пропадали «на натуре» то в городских парках, то за городом, то в центре города, и даже в кафе, заприметив яркого или манящего «персонажа», мы так и тянулись за блокнотами и карандашами. И вот уже просят сдать студенческий билет, выдавая взамен заветный диплом, квалификация в котором впоследствии оказалась пророческой.

Уже во время учебы подрабатывая портретами, шаржами и прочей развлекательной продукцией, я продолжала зарабатывать таким образом на жизнь, попутно присматривая вакансии своей мечты.

Поработав некоторое время в разных местах не по специальности, я все больше понимала, в какой сфере мне хотелось реализоваться. В голове все чаще всплывали воспоминания из средней школы о том, какой бы я сделала ремонт в квартире родителей, бабушки, подруги, как на школьных каникулах я подрабатывала, шпаклюя стены на стройке у знакомой бригады...

Решено! Иду на курсы, изучаю необходимые программы и рассылаю по знакомым адресам скромное резюме с огромным желанием работать. Спустя некоторое время по сарафанному радио меня приглашают на собеседование — случилось! Тот день я помню как сейчас: вторая декада апреля, я в «офисном дресс-коде» с ноутбуком в сумке через плечо еду в лифте с мыслями: «главное — спокойствие, ровное дыхание, уменьшение сердцебиения».

С начальницей мне невероятно повезло — она до сих пор является для меня примером личного общения и профессиональных навыков, а еще потому что после 10 минут собеседования мне сказали, что я могу приступать к работе! Упорство и труд — это как раз про случай отсутствия реального опыта работы — так что работа по выходным и до позднего вечера была для меня верхом удовольствия, лишь бы начальство разрешило. И далее обмеры, планы, визуализации, чертежи, правки, ведомости — и вот он, опыт, первый, второй, третий...

Однажды подруга познакомила меня с Юрой Юриным, который с Сергеем Морозовым на тот момент уже открыл студию дизайна ZarizaArt. Мысли о своей студии уже начали проникать в мое сознание, но, на мой взгляд, тогда еще было рановато. Ребята же делали хорошие проекты, но я считала, что потенциал у них был еще больше. И у меня появилась одновременно прекрасная и пугающая мысль, которой я решила поделиться.

Я приехала к ним в офис, доцокала на шпильках до срединной точки помещения и начала свою «предвыборную речь» о том, что работать надо меньше, зарабатывать больше и что я со всем этим помогу с большим удовольствием и небольшим условием в виде равной доли в их (а лучше говорить уже — «нашем») бизнесе.

Они меня приняли. В первый день мы распечатали два типа объявлений с вакансиями — одно строгое, а второе с рисунком миньона и с более мягкими требованиями, поставили на них два моих номера. Объявления наклеили в архитектурно-строительном университете, который был через дорогу от офиса. И я занялась подбором кадров. Когда я пришла, ребята работали вдвоем, а через две недели у нас появился наш первый золотой состав из трех человек, и плюс нас было тоже трое. За первые две недели я провела около 20 собеседований и начала вести свою статистику.

Когда я работала в студии, мы с подругой-коллегой в шутку называли себя миньонами, и эту традицию я перенесла в студию к ребятам — миньоны милые, трудолюбивые, но иногда делают не то, что бы хотелось. Теперь у меня появились милые миньоны, которые к утреннему кофе угощали нас всякими вкусняшками.

Далее мы создали материальный фонд, средства из которого расходовались на развитие студии. Мы разделили функции дизайнера и визуализатора, и я взяла на себя основную работу по созданию концепции, а Сергей стал заниматься развитием технический базы студии и постпроектных услуг, наши ребята визуализировали и чертили, а Юра принял решение уйти из студии и заняться семейным бизнесом.

Мы стали внимательно следить за ценой на рынке и старались держать ее на максимальном (разумном для нашего региона) уровне — это позволило высвободить время на собственное развитие и выпускать проработанные проекты. Мы заказали комплект договорной документации на каждую услугу и проработали оптимальные алгоритмы оказания этих услуг. Мы стали дарить подарки по сдаче проекта. Дарить подарки — моя слабость, к тому же твердо знаешь, что несколько аксессуаров в новом интерьере точно будут к месту.

Мы сделали упор на комплексный подход, поскольку считаем, что при этом результат всегда лучше.

В общем, моя работа превратилась в стиль моей жизни, и теперь я не мыслю себя вне этой профессии.

Другие события в моей жизни

Кратко
Наши работы — это проекция Вашей индивидуальности на наш опыт и искреннюю любовь к делу.
Подход

Нюансы, на которые не обращает внимания непрофессионал, — объект наших изысканий.

Random-цитата
лого
«Дизайн не столько профессия, сколько отношение к жизни» Мталли Крассе

студия Zariza Art, 2012-2019